?

Log in

International Man Of Contradiction [entries|archive|friends|userinfo]
International Man Of Contradiction

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Станиславский о работе над "Тремя Сестрами" [Jun. 12th, 2012|08:27 pm]
International Man Of Contradiction
[Tags|]

"Артисты работали усердно и потому довольно скоро срепетировали пьесу настолько, что все было ясно, понятно, верно. И тем не менее пьеса не звучала, не жила, казалась скучной и длинной. Ей не хватало чего-то. Как мучительно искать это что-то, не зная, что это! Все готово, надо бы объявлять спектакль, но если пустить его в том виде, в каком пьеса застыла на мертвой точке, -- успеха не будет. А между тем мы чувствовали, что есть элементы для него, что для этого все подготовлено и не хватает только магического чего-то. Сходились, усиленно репетировали, впадали в отчаяние, расходились, а на следующий день опять повторялось то же самое, но безрезультатно.


"Господа, все это потому, что мы мудрим, -- вдруг решил кто-то. -- Мы играем самую чеховскую скуку, самое настроение, мы тянем, надо поднять тон, играть в быстром темпе, как водевиль".


После этого мы начали играть быстро, т. е. старались говорить и двигаться скоро, отчего комкалось действие, просыпался текст слов, целые фразы. Получалась общая сутолока, от которой становилось еще скучнее. Трудно было даже понимать то, о чем говорят действующие лица и что происходит на сцене.


В одну из таких мучительных репетиций произошел интересный случай, о котором мне хочется рассказать. Дело было вечером. Работа не ладилась. Актеры остановились на полуслове, бросили играть, не видя толка в репетиции. Доверие к режиссеру и друг к другу было подорвано. Такой упадок энергии является началом деморализации. Все расселись по углам, молчали в унынии. Тускло горели две-три электрические лампочки, и мы сидели в полутьме; сердце билось от тревоги и безвыходности положения. Кто-то стал нервно царапать пальцами о скамью, от чего получился звук скребущей мыши. Почему-то этот звук напомнил мне о семейном очаге; мне стало тепло на душе, я почуял правду, жизнь, и моя интуиция заработала. Или, может быть, звук скребущей мыши в соединении с темнотой и беспомощностью состояния имел когда-то какое-то значение в моей жизни, о котором я сам не ведаю. Кто определит пути творческого сверхсознания!


По тем или другим причинам я вдруг почувствовал репетируемую сцену. Стало уютно на сцене. Чеховские люди зажили. Оказывается, они совсем не носятся со своей тоской, а, напротив, ищут веселья, смеха, бодрости; они хотят жить, а не прозябать. Я почуял правду в таком отношении к чеховским героям, это взбодрило меня, и я интуитивно понял, что надо было делать."

Link2 comments|Leave a comment

кит или слон [Apr. 19th, 2012|08:39 am]
International Man Of Contradiction
Originally posted by avva at кит или слон
Начался судебный процесс Оракла против Гугла, по поводу использования Джавы в Андроиде.

Обе стороны подготовили слайды, в которых объясняют свои точки зрения простым и понятным непрофессионалам языком. Или по крайней мере пытаются.

Презентация Оракла: Google Is Liable For Infringement

Презентация Гугла: Google Made Fair Use of the Java language APIs in Android

Забавно их почитать и сравнить.


Кто, по вашему, прав?
Link4 comments|Leave a comment

Внимание [Dec. 26th, 2011|12:52 am]
International Man Of Contradiction

Большинство современных систем управления временем сосредоточены именно на времени, тогда как истинный ресурс, требующий грамотного управления в наши дни — внимание. Многие люди приходят к правильной организации времени только внешне, компенсируя разницу между внешним и реальным распределением внимания написанием писем с телефона во время совещания, решением рабочих вопросов дома и так далее.

Проблеме управления вниманием начали уделять существенное время еще в середине прошлого века в контексте продвижения товаров и услуг. К сожалению, эти исследования работали над другой проблемой в области управления вниманием: как эффективно управлять чужим вниманием, желательно en masse. В результате родилась масса техник такого рода, и понятие экономики внимания в целом. Макроэкономики.

Контролем за собственным вниманием начали заниматься только когда в США стала модной аббревиатура ADHD. На этой благодатной (и обильно удобренной инвестициями) почве выросла масса теорий, в большинстве своем, как мне кажется, довольно странных, но общего понимания того как работает внимания так и не выработалось, ну или я не нашел его.

Я уверен (впрочем, это секрет Полишинеля), что в ближайшее время технологии упрвления индивидуальным вниманием получат серьезный стимул. Во-первых, людей на Западе уже порядком задолбал эффективный маркетинг, и они жаждут получить свое Vergeltungswaffe. Во-вторых, потоки информации и проблем на человека рушатся все более серьезные и простым переклеиванием бумажек в GTD-папочке уже не обойтись. В-третьих, именно неспособность контролировать внимание приводит к ряду психических расстройств, в первую очередь, маний.

Уже сейчас многие используют различные практики, способствующие более грамотному направлению внимания – ту же медитацию. Возможно, решение придет как часть технологической сингулярности имени Вернора Винджи, а может, в виде новой религии. Посмотрим.

Link7 comments|Leave a comment

Веб-программисты [Dec. 23rd, 2011|07:29 pm]
International Man Of Contradiction

Рома Елизаров тут напомнил всем, что программисты должны понимать некоторые существующие алгоритмы и уметь придумывать свои. Эта простая вещь оказывается для многих неочевидной. Особенно заблуждение, что достаточно знать API своей платформы, распространено среди веб-программистов. Я думаю, это связано с популярностью платформы, из-за чего в этой области требуется решить десятки тысяч несложных с программистской точки зрения типовых задач.

Почему-то в последнее время попадаются именно такие. Не то, чтобы мы что-то сложное спрашивали, но программист должен уметь объяснить машине как упорядочить элементы массива по возрастанию без использования спецсредств.Но я точно знаю, что есть очень много действительно талантливых и понимающих программистов, в качестве платформы выбравших интернет, но, к сожалению, все из них, с которыми я знаком лично, уже заняты на 100% и, как минимум, ближайший год в сложных и интересных проектах.

Это я к тому, что в наши новые проекты требуются веб-программисты. Помимо знания основных алгоритмов и структур данных, мы ожидаем от кандидатов умения писать большие программы на языке JavaScript, а также на одном из языков C#, C, Java, понимания протокола HTTP, опыта многопоточного программирования с использованием любой парадигмы, понимания того, что именно делает браузер, когда пользователь открывает адрес в интернете.

Всякие HTML, CSS, jQuery и прочее сами собой разумеются.

Плюсами будут понимание того, как работают JavaScript-движки, опыт программирования на Haskell/LISP/Clojure/Scala/F#, опыт использования server-side JavaScript (node.js), понимание принципов разбиения JavaScript-приложения на компоненты, умение верстать на HTML.

Мы в компании JetBrains уже много лет создаем самые крутые IDE и инструменты для разработчиков. Многие из вас, наверняка, используют как минимум один из наших продуктов. И вообще это здорово: делать продукты для коллег по цеху.

Если вы чувствуете в себе силы написать на JavaScript что-то серьезное и нестандартное, пишите мне по адресу oleg.stepanov+javascript@gmail.com

Link6 comments|Leave a comment

Знание - сила? [Nov. 14th, 2011|01:58 pm]
International Man Of Contradiction

В последнее время я много работаю с коллегой В. Он очень умен, но при этом старается любую задачу решить самостоятельно. Он изучает только особенности необходимых для решения технологий, но не старается узнать как такие или схожие задачи решили другие.

Я же стараюсь интересоваться такими вещами и часто предпочитаю готовое проверенное решение самостоятельному изобретению. Из-за этого мы часто спорим и это оказывается очень полезным: доказывая В. преимущества существующих конструкций я гораздо лучше начинаю понимать их, видеть диапазон, в котором они хороши, а где уже не очень. Конечно, многое понятно и без споров, но В. часто задает вопросы, заставляющие взглянуть на проблему и ее решения с совершенно новой стороны.

С другой стороны, я несколько раз сталкивался с тем, что люди, очень осведомленные в одной или многих областях, иногда настоящие эрудиты, оказываются совершенно неспособными сами придумать решение нестандартной задачи. Они все стремятся свести к готовой формуле, даже если она не вполне годится. Причем это далеко не всегда эксперты (про зашоренность которых кто только не высказывался), просто многие легко доверяют эффективности существующих результатов, даже не пытаясь решить задачу самостоятельно.

Вопрос в том, где, по-вашему, лежит золотая середина? Если готовыми ответами интересоваться, ими невозможно пренебречь: чужие решения влияют на картину мира и исподволь уводят от нестандартных направлений. Но и всё самому тоже придумывать глупо: можно пойти по пути, который давно известен как тупиковый. Правда, с распространением информации о тупиках сейчас туго: даже ученые не спешат рассказывать про неудачи, предпочитая публиковать успешные результаты.

Link12 comments|Leave a comment

Школьное образование [Oct. 24th, 2011|11:06 pm]
International Man Of Contradiction

Многие мои сверстники пытаются анализировать систему школьного образования. Думаю, это связано с тем, что их дети достигают школьного возраста и они, как люди думающие, хотят понять куда отдают любимое чадо на ближайшие годы.

Современному российскому образованию, конечно, достается. Правда, говоря об идеальном образовании, большинство рассматривает проблему однобоко, ожидая от школы будущего решения их собственных главных школьных проблем. Я рассмотрю некоторые из тезисов, которые чаще всего высказываются в отношении существующей образовательной системы. Я считаю, что менять надо не то, что указано в тексте тезисов, а привлекать, в первую очередь, хороших учителей.

Тезис первый: “школьная программа требует изучения кучи обязательных предметов, а мне был интересен только X, по остальным предметам я все равно ничего не запомнил”. На это могу сказать, что хороший преподаватель может увлечь своим предметом почти кого угодно. Я видел много примеров и в школах, когда заинтересованность в предмете у разных классов в параллели разительно отличалась в зависимости от преподавателя, который этот предмет вел. И в ВУЗ-ах то же самое. Один и тот же материал можно прочитать совсем по-разному. При этом базовая школьная программа включает тот набор информации, который пригодится любому просто для того чтобы понимать как устроен мир и почему он таким стал. Не каждый ребенок, правда, может связать свое увлечение с разными школьными предметами. И я считаю, что для этого в школе должен быть соответствующий человек, об этом в следующих выпусках.

Тезис второй: “школьная система убивает индивидуальность и творчество. Она построена на стандартных решениях и правильных ответах. В реальной жизни правильных ответов нет и школа совершенно не учит справляться с такими задачами”. Это опять же сильно зависит от учителя и программы. Я за то, чтобы каждый учитель выбирал программу “под себя” и его не контролировали на каждом шагу, обязуя лишь на выходе дать класс, разбирающийся в предмете. Я знаю, что обычные программы по математике наполнены наборами однообразных примеров, но в тех школах, где мне посчастливилось учиться, задачи были интересные и разнообразные.

Хорошие задачи могут иметь несколько правильных ответов и почти всегда много способов до ответа добраться. Я за самостоятельный анализ на истории и литературе, задач на разработку логистических и производственных цепочек на географии (в идеале это должно быть связано, скажем, с химией, чтобы задача основывалась на знаниях последовательностей химических процессов и наличия сырья в разных регинах страны и мира). Сделать такой уровень задач интересным и доступным для учеников – большая работа, не каждый с такой справится.

Тут важно отметить, что многие современные родители вообще против “муштры” – решения больших наборов задач на один материал. Хотя известно, что для достижения профессионализма в чем-то требуется потратить на это много времени. Понятно, что не каждый выпускник общеобразовательной школы станет экспертом в математике, физике, истории, географии и других науках одновременно. Но определенные базовые действия нужно закрепить: если для сложения двузначных чисел или решения простейших уравнений нужен калькулятор, многие реальные жизненные задачи станут непреодолимым препятствием потому что даже быстро прикинуть ответ в задаче в несколько простых действий будет сложно. Я за то, чтобы многие частые операции отрабатывались интенсивной практикой, но практика на, скажем, сложение смешанных чисел не должна состоять из пятидесяти примеров на такое сложение. Она должна состоять из двадцати разнообразных задач, в каждой из которых для решения нужно выполнить две-три таких операции. Да, такой набор задач придумать гораздо сложнее, для этого нужны опытные методисты.

Тезис третий: “школьная методика подстроена на обучение среднего ученика. В результате как в анекдоте: одним скучно, другим непонятно”. Тут мне сложно спорить. Действительно, ученики, интересующиеся предметом, движутся гораздо быстрее, чем остальной класс. Я, помню, учебники по физике и математике читал вперед и решал задачи со “звездочкой”. Ученикам, которым предмет не удается, наоборот, часто сложно понять о чем говорит учитель.

Эта проблема в наше время чаще всего решается переводом детей в специализированные школы, где предметам, которым ребенок увлечен, уделяется больше внимания. К сожалению, не для всех интересов есть специализированные школы, и не во всех таких школах есть свободные места. Да и интересы часто меняются.

Я не специалист, но мне кажется, есть масса альтернативных решений этой проблемы. Одно из тех, что сразу приходят в голову – больше коллективной работы. Лучше знакомые с предметом дети могут помочь разобраться с материалом  своим более слабым одноклассникам. Правда, чтобы группа начала работать, надо быть серьезным специалистом: подобрать детей в группу, подсказать как разбить задачу на части чтобы всем нашлась работа и т.д. Не каждый учитель с этим справится. В “тридцатке” у нас было довольно много групповой работы и в классе и вне уроков, на тех же “матбоях” и групповых олимпиадах. Есть, думаю, и другие методы.

При этом я не знаю насколько широк диапазон действия этих методов. Грубо говоря, насколько медленно ребенок должен соображать, чтобы эти методы уже ему не помогали, а требовалось бы обучение по специальным методикам для таких детей или индивидуальные программы. Мне кажется, достаточно широкий: та же советская система вполне успешно смешивала детей с разной скоростью обучения. Правда, в нескольких точках таки происходило разделение: “не интересно учиться дальше в академическом стиле? Добро пожаловать в ПТУ/техникум, сынок”.

Многие говорят, что нежелание учиться возникает искусственно в результате приобщения к “индустриальной садистской системе, превращающей детей в изделия на безликом конвейере утилитарного образования”. И что, если ребенка изначально обучать в гуманистической манере, то в нем сохраняется естественная тяга к обучению. Не могу сказать пока ничего определенного, изучаю вопрос. Могу сказать, что у естественной тяги к знаниям есть определенные пределы и ее надо умело подпитывать. И вообще, чтобы достичь результатов, нужно уметь работать с собственной личностью, и без насилия над собой часто не обойтись.

Тезис четвертый: “в школе учат работать в одночку, совершенно не тренируют решать задачи коллективно”.

Это, опять же, правда далеко не везде. В школах, где я учился, было достаточно коллективной работы. Были и кружки и те же матбои. Да и домашнее задание и контрольные иногда тоже делались коллективно, правда, не думаю, что это было частью оригинальной преподавательской методики. Я, в принципе, соглашусь, что можно придумать еще более актуальные в современной экономической модели системы, но не могу сказать, что с коллективной работой у хороших учителей в российских школах все совсем туго. В Европе, кстати, на первый взгляд, гораздо хуже. Такое ощущение, что в модели восприятия западных учителей вообще нет такого понятия как “атмосфера в классе”. Класс тут – просто набор детей, который еще может и меняться от предмета к предмету. А других систем объединения детей тоже нет.

Интересно, что на западе все не то чтобы лучше, чем в России. Лучше в смысле однородности: в России куча школ в небольших городках в жопе мира, где с образованием совсем туго. Европейские страны развиты более однородно и поэтому там в среднем результат выходит лучше. Но хороших школ так же мало, как и в России. И качество, скажем, немецкого гимназического образования зачастую основано на том, что в этих школах не так хорошо учат, как хорошо спрашивают. В результате все гимназисты сидят с репетиторами для достижения приемлемых результатов. Правда, некоторые международные исследования этот мой тезис, к сожалению, не подтверждают. Но мне не до конца понятно как результаты PISA (причем задания там вроде вполне адекватные) соотносятся с тем, что я реально вижу в России и Германии. Зато PIRLS вполне подтверждает и, кстати, начальная школа у нас дает лучшие результаты, чем в Европе.

Когда в начале двухтысячных опубликовали первые результаты PISA, немцы пришли в шок, бурно это все обсуждали и начали менять систему образования. Правда, они в качестве основной проблемы увидели большую дисперсию и начали срочно подтягивать более слабых учеников. Не знаю точно, что конкретно они сделали, но к 2009 году их позиции серьезно выросли.

Теперь они с завистью смотрят в сторону Финляндии, занимающей первые строчки рейтингов и вздыхают по их волшебным методикам, якобы превращающим школу в дворец свободы мысли и творчества, места, где ничего не “надо” и все потрясающе интересно. Немцы по своей культуре склонны верить в рецепты и методики, масштабируемые и повторно используемые. И при выборе школы они часто ориентируются именно на метод, отдавая предпочтение гуманистическим системам, например Монтессори.

Однако финская система не базируется на одной конкретной методике. В ее основе система образования учителей и свобода работы. В Финляндии создано очень качественное педагогическое образование, от учителя требуется не только знать свой предмет, но и уметь прекрасно его преподать. Будущим учителям рассказывают о детской психологии, готовят к работе с разными детьми, рассказывают о различных существующих методах обучения, объясняя в каких случаях они работают хорошо, а в каких не очень. В то же время им дают понятие о научном методе, о том как вносить изменения в существующие методики и создавать свои, как правильно испытывать их в учебном процессе, как анализировать результаты экспериментов. Конкурс на поступление в эти вузы достаточно жесткий, около 10-15 человек на место. Зато на выходе получается, видимо, вполне годный продукт и профессия учителя, наверняка, одна из самых уважаемых в этой северной стране.

При этом после выпуска учителям дают свободу. Учитель выбирает программу и учит по ней детей. Промежуточный контроль со стороны государства минимальный, но по окончании школы все сдают общий государственный экзамен. В результате учитель может учить детей так, как он считает нужным в зависимости от собственных предпочтений и особенностей набранного класса. В России, к слову, с этим как раз все хуже: в поисках эффективной системы обучения правительство решило усилить контроль за следованием стандартов, а система выявления талантливых учителей комична: теперь качество учителя определяется суммой баллов, которые набираются на основе посещения курсов повышения квалификации и составления педагогического портфолио. В результате профессионалы тратят время не на обучение детей, а на оформление отчетности. За те же (все еще весьма небольшие) деньги.

В Финляндии родители практически не думают о выборе школы: разброс на выходе невелик и исследования показывают, что вероятность получить хорошее образование не зависит от выбора конкретной школы или от дохода или даже профессии родителей. Правда, я сам первоисточники не копал, основывался на рефератах.

В психотерапии существует принцип эквифинальности: эффективность лечения зависит больше от годности терапевта, от готовности пациента к терапии и т.д., чем от, собственно, терапевтической методики. Этот принцип часто обнаруживается в различных сложных открытых системах, к этому должно придти и обраование.

В общем, искать надо не школу и методику, а преподавателей, точно так же, как врачей и адвокатов, автомехаников и партнеров по бизнесу. Возможно, школы будущего станут центрами, которые связывают учеников и преподавателей, предоставляют условия для “живого” образования. Правда, это не всем подойдет.

Link11 comments|Leave a comment

По стопам Марка Твена [May. 19th, 2011|10:03 pm]
International Man Of Contradiction
Сегодня я узнал, что в 1880 году Марк Твен очень убедительно и иронично описал ряд проблем, с которыми я часто сталкиваюсь в последнее время.
LinkLeave a comment

Штаты [Apr. 14th, 2011|07:11 am]
International Man Of Contradiction

В этот раз поездка в Штаты удалась: увидел много нового, поменял отношение к некоторым вещам. Почувствовал отвращение к Лас Вегасу, оценил многообразие Нью Йорка (посмотрел студенческий, украинский, итальянский, китайский, пуэрториканский, хипстерский и хасидский райончики), увидел один из самых, наверное, отлаженных розничных магазинов в мире (B&H Superstore), лучше почувствовал американский стиль ведения бизнеса, договорился о многих важных вещах.

Но кульминацией поездки стал полуночный поход в театр на Sleep No More. Британская труппа Punchdrunk сняла заброшенный отель середины прошлого века в Манхэттене и на пяти его этажах устроила сцену для постановки “Макбет” в хичкоковском стиле. Посетители надевают маски a-la Commedia Dell’Arte и на лифте попадают в потрясающе детализированный мир (антураж больше всего напомнил игры 7th Guest и 11th Hour), рассказывающий историю любви, предательства и смерти.

Погружение стопроцентное. Актеры играют так, как будто никого вокруг нет: можно вплотную приблизиться, чувствовать на себе их дыхание. При этом действие распределено по всем комнатам отеля и одновременные по сценарию действия действительно происходят одновременно. Можно ходить по комнатам, открывать шкафы, сидеть в креслах, листать книги. Можно следовать за персонажами или ждать яркого действа в бальной зале. Два часа пролетают незаметно и, думаю, никого не оставляют равнодушным. Совершенно потрясающее шоу, жаль что оно будет идти еще всего несколько месяцев.

Link2 comments|Leave a comment

Продолжаю читать Гроссмана [Feb. 25th, 2011|12:55 am]
International Man Of Contradiction
Мостовской как-то сказал ему:
- Это уже давно Генрих Гейне заметил: "Все мы ходим голые под своим
платьем"... но один, скинув мундир, показывает анемическое, жалкое тело,
других же узкая одежда уродует, они ее скинут, и видно - вот где настоящая
сила!
То, о чем Ершов мечтал, стало сегодняшним делом, и он думал об этом
деле по-новому, - кого посвятить, кого привлечь, перебирал в уме,
взвешивал хорошее, взвешивал плохое, что знал о людях.
Кто войдет в подпольный штаб? Пять имен возникли в его голове. Мелкие
житейские слабости, чудачества - все по-новому представилось ему,
незначительное приобретало вес.
У Гудзя генеральский авторитет, но он безволен, трусоват, видимо,
необразован; он хорош, когда при нем умный зам, штаб, он ждет, чтобы
командиры оказывали ему услуги, подкармливали его, и принимает их услуги
как должное, без благодарности. Кажется, повара своего вспоминает чаще,
чем жену и дочерей. Много говорит об охоте, - утки, гуси, службу на
Кавказе вспоминает по охоте, - кабаны и козы. Видно, сильно выпивал.
Хвастун. Часто говорит о боях 1941 года; кругом все были не правы, и сосед
слева, и сосед справа, генерал Гудзь был всегда прав. Никогда не винит в
неудачах высшее военное начальство. В житейских делах и отношениях опытен,
тонок, как тертый писарь. А в общем, была бы воля Ершова, он генералу
Гудзю полком не доверил бы командовать, не то что корпусом.
Бригадный комиссар Осипов умен. То вдруг скажет с усмешечкой словцо о
том, как собирались воевать малой кровью на чужой территории, глянет карим
глазом. А через час он уже каменно жестко отчитает усомнившегося, прочтет
проповедь. А назавтра опять пошевелит ноздрями и скажет шепеляво:
- Да, товарищи, мы летаем выше всех, дальше всех, быстрее всех - вот и
залетели.
О военном поражении первых месяцев войны говорил умно, но в нем нет
горя, говорит с какой-то безжалостностью шахматиста.
Говорит с людьми свободно, легко, но с наигранной, не настоящей
товарищеской простотой. По-настоящему его интересуют разговоры с
Котиковым.
Чем этот Котиков интересен бригадному комиссару?
Опыт у Осипова огромный. Знание людей. Опыт этот очень нужен, в
подпольном штабе без Осипова не обойтись. Но опыт его не только может
помочь, может и помешать.
...
Полковник Златокрылец - угрюмый, прям, прост, командир боевого полка.
Считает, что высшее начальство виновато в отступлении 1941 года. Его
боевую командирскую и солдатскую силу чувствуют все. Физически крепок. И
голос у него сильный, таким голосом только и останавливать бегущих,
поднимать в атаку. Матерщинник.
Он объяснять не любит - приказывает. Товарищ. Готов из котелка отлить
солдату баланды. Но уж очень груб.
Люди всегда чувствуют его волю. На работе он старший, крикнет - никто
не ослушается.
Его не проведешь, уж он не упустит. С ним можно сварить кашу. Но уж
очень груб!
Кириллов - этот умный, но какая-то в нем разболтанность. Подмечает
всякую мелочь, а смотрит на все усталыми, полузакрытыми глазами...
Равнодушный, людей не любит, но прощает им слабости и подлость. Смерти не
боится, а временами тянется к ней.
Про отступление он говорил, пожалуй, умней всех командиров. Он,
беспартийный, сказал как-то:
- Я не верю, что коммунисты могут людей сделать лучше. Такого случая в
истории не было.
Как будто безразличен ко всему, а ночью плакал на нарах, на вопрос
Ершова долго молчал, потом сказал негромко: "Россию жалко". Но вохкий он
какой-то, мягкий. Как-то сказал: "Ох, по музыке я соскучился". А вчера с
какой-то сумасшедшей улыбочкой он сказал: "Ершов, послушайте, я вам стишки
прочту".
...
Нет-нет, не годится Кириллов в штаб. Куда ему людей тянуть, он сам еле
тянется.
Вот Мостовской! В нем и образованность - ахнешь, и воля железная.
Говорили, что на допросах кремнем держался. Но удивительно - нет людей, к
которым не было бы у Ершова придирки. На днях он упрекнул Мостовского:
- Зачем вы, Михаил Сидорович, со всей этой шпаной разговоры чешете, вот
с этим Иконниковым-Моржом малохольным и с этим эмигрантом, подлецом
одноглазым?
Мостовской насмешливо сказал:
- Вы думаете, я поколеблюсь в своих взглядах, - стану евангелистом или
даже меньшевиком?
- А черт их знает, - сказал Ершов. - Не тронь дерьма, чтоб не воняло.
Сидел этот Морж в наших лагерях. Теперь его немцы таскают на допросы. Себя
продает, и вас, и тех, кто к вам льнет...
А вывод получился такой - для работы в подполье идеальных людей нет.
Нужно мерить силу и слабость каждого. Это нетрудно. Но только по основе
человека можно решить, годен он или не годен. А основу измерить нельзя.
Основу можно угадать, почувствовать. Вот он и начал с Мостовского.
LinkLeave a comment

Метрики в Scrum [Jan. 27th, 2011|01:11 pm]
International Man Of Contradiction

Вот дядя Боб сетует, что раз в Скраме все нацелены на быстрое производство фич, качество исполнения быстро падает и код превращается в кашу. Это отчасти правда: если так ставить цели, то придем, конечно, к ужасному коду.

Интересно, что в качестве лекарства предлагается куча метрик и привязанная к ним компенсация. При этом общепринятой считается позиция, что метрики порождают команды, способные лишь придумывать способ обхода метрик. Вообще, интересно, существуют ли исследования в которых среднюю команду зажали метриками и посмотрели какого качества код они произвели? При этом качество, естественно, должно оцениваться не метриками, а, скажем, способность другой команды расширить полученный код определенным образом, ну или просто с помощью человеческого code review.

Link4 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]